Н. И. Веселовский. Хан из темников золотой орды. Ногай и его время. 1922 

Старая книга

старая книга - источник знаний
Это интересно

Полезные ссылки

книги

о книгах

карты


.

 

Н. И. Веселовский. Хан из темников золотой орды. Ногай и его время. 1922

Хан из темников золотой орды. Ногай и его время.

Н. И. Веселовский

Напечатано по распоряжению Российской Академии Наук. Январь 1922 года. Непременный Секретарь, академик С. Олденбург. Российская Государственная Академическая Типография.  Р. Ц. № 1421. 600 ЭКЗ.

Один из влиятельнейших темников Золотой орды, Ногай (по-монгольски: Нохай — «собака»), именем которого назвался, называется и теперь, некогда многочисленный степной народ — Ногайцы, под конец своей долгой и боевой жизни усилился до такой степени, что основал особое владение и в международных сношениях занял положение, одинаковое с ханским. Русские летописи иначе не величают Ногая, как царем, что равносильно хану; некоторые мусульманские писатели придавали ему титул мелик (царь) наравне с прочими ханами.[2] В этом отношении наши исследователи смотрят на Ногая различно. Архимандрит Леонид без каких либо оговорок назвал Ногая ханом;[3] А. К. Марков, признав Ногая не только ханом, но и основателем кратковременной династии Ногаидов, привел в пользу этого положения ряд соображений[4]; профессор В. Д. Смирнов видел в Ногае только эмира и временщика[5].

Этот вопрос имеет существенное значение и в нем следует разобраться, потому что Ногай оставил крупный след в истории Золотой орды, а следовательно и в истории России. Его деятельность, охватила огромный район, коснувшись даже Балканских народов и Византии. Он своими интригами вызвал смуты в Орде, которые, в конце концов, подорвали силу татар и помогли русским князьям сбросить татарское иго.

 О Ногае упоминают летописи разных народов, а именно: русские, польские, болгарские, сербские, византийские, армянские и мусульманские. Благодаря такому обилию источников, Ногай является перед нами, можно сказать, в ярком освещении, более ярком, чем то, в каком оказываются наиболее выдающиеся ханы Золотой орды. Мусульманские летописи, по обилию подробностей и по обстоятельности изложения, должны быть поставлены на первом месте, во-первых потому, что в то время мусульманская историография достигла высокого развитие, и потому во-вторых, что египетские историки интересовались Ногаем, как видным деятелем в Орде, и старательно заносили о нем сведения в свои исторические записи, не упуская из виду даже его изречения.

Мусульманские писатели показали нам также, какую выдающуюся роль в Золотой орде играли влиятельные женщины; эта роль, основанная на интригах и преследовании личных интересов, вредно отзывалась на сплоченности государства, вела к переворотам а потому и не прошла бесследно в истории Орды. Об интригах ханьш в главной орде мы отчасти имели сведения; но какое участие проявляли они в улусе Джучиевом во время Ногая, это выяснили нам только историки мусульмане.

Генеалогия Ногая представлена у мусульманских историков не одинаково. Все египетские и сирийские согласно называют Ногая сыном Татара, у которого отец был Могол, т. е. Монгол[6] сын Джучия, первенца Чингиз-хана. Рашид эд-Дин отцом Ногая указывает также Татара; но дедом называет не Монгола, а Буфала, или по другому чтению Букала[7]. У других мусульманских писателей дед Ногая именуется Тевал[8]; это же имя приведено и в армянских источниках.[9]

Рашид эд-Дин определяет Буфала (или Букала) седьмым сыном Джучи[10] этого царевича, хотя умершего рано, осталось многочисленное потомство, а именно, пять сыновей законных и несколько побочных, от наложниц. Незаконные сыновья у монголов были ограничены в правах, что наблюдалось строго. Им не давали улусов, они не могли претендовать на ханский трон.[11] Ногай и принадлежал к этой категории, как происходивший от седьмого сына. Мы застаем Ногая в Золотой орде предводителем войска, по-русски темником, т. е. начальником 10000 воинов.

Движение Гулагу в Персию сразу же и надолго поставило этого государя в общение с Джучидами; сперва союзническое, потом враждебное, сильно ослаблявшее обе стороны.

У Эн-Нувейри находим рассказ о попытке Боракшины вступить в сношения с Гулагу еще до вступления на ханство Беркая: Боракшин, жена Тогана, сына брата его Бату хана[12], захотела, чтобы власть над Северными странами после смерти Сартака достались сыну ее, Туданменгу[13]. Она облагала обширным умом и уменьем распоряжаться. Но с нею не согласились на это ни ханы, сыновья Бату хана, дяди сына ее, ни темники. Увидев их сопротивление, она вошла в сношение с Хулаку, сыном Тули, послала к нему стрелу без перьев и кафтан без пояса и отправила к нему (посла) сказать: «Нет более стрел в колчане и налучье осталось без лука, приходи, чтобы принять царство». Потом она отправилась вслед за послом и старалась добраться до Худаку и привнести его в страны Северные. Народ, узнав, что она замышляет, послал вслед за нею, вернул ее, несмотря на сопротивление с ее стороны, и убил ее.[14]

Когда началась борьба между Беркаем и Гулагу, Ногай проявил в ней деятельное участие. Об этой борьбе сообщили нам египетские и сирийские историки, из которых некоторые были современниками происходивших событий, и персидские, подробно изложившие историю своего государства за период монгольского владычества; наконец, армянские. Начнем с первых, писавших исключительно по-арабски.

Полный текст «Хан из темников Золотой орды. Ногай и его время.» можно

 
homecontact uscopyright |   |

 



Используются технологии uCoz