ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЧУДАКИ ИОРИГИНАЛЫ

М. И. ПЫЛЯЕВА

С.-ПЕТЕРВУРГ ИЗДАНИЕ  

А. С. СУВОРИНА

1898


ЗНАМЕНИТЫЕ ДУЭЛИ В РОССИИ

<-- Назад Вперёд-->

Оглавление

Оглавление

 

 

Дуэль Новосильцева.

Блестящий флигель-адъютант Владимир Дмитриевич Новосильцев сделал предложение дочери небогатого дворянина Марии Пахомовне Черновой. Они

друг другу понравились и любовь их казалась им прочной. Была назначена уже в январе 1825 года свадьба, которой, однако, помешала знатная и богатая Екатерина Владимировна Новосильцева, мать жениха. Она не могла примириться с женитьбой аристократа-сына на какой-то безвестной девушке «среднего круга».

 

Будучи бесхарактерным, Новосильцев по настоянию матери, отказался от данного им слова невесте через брата последней, офицера семеновского полка Николая Пахомовича Чернова.

 — Когда вы сватались, — ответил Чернов на отказ жениха, — мы были уверены, что вы уже совершеннолетний и правоспособный. Но что делать? Нельзя не повиноваться маменьке... Вы, конечно, свободны от данного вами слова!

Новосильцев молча поклонился.

 — Само собой, разумеется, — продолжал Чернов, — что после вашего отказа вы уже никогда не будете у нас в доме.

 — Ну, конечно...

 — Этим вы выполните долг благовоспитанного человека. А другой долг человека честного требует от вас, чтобы вы избавили сестру мою от ваших поклонов и, по возможности, даже встреч... Этим я вас предупреждаю, что если когда-либо, где-либо вы позволите себе сказать хоть одно слово моей сестре, я назову вас человеком, не заслуживающим имени честного офицера. Поверьте, что я так же умею уважать честь нашей фамилии, как вы умеете уважать мнение вашей матушки.

Разговор этот происходил Великим постом.

Новосильцев пообещал избегать встреч с красавицей Черновой и до Пасхи её не видел, пока не столкнулся с ней случайно в Летнем саду. Однако раскланяться он не решился.

5-го сентября, в день тезоименитства Императрицы Елизаветы Алексеевны, в дворянском собрании дан был великолепный бал, на который съехался весь бомонд и гвардия.

Во время танцев Новосильцев заметил между изящными дамами m-lle Чернову, и вновь в его сердце проснулись прежние чувства. Но только он несмел к ней подойти, а тем более разговаривать. Во время мазурки с фигурами к Новосильцеву подходит статский кавалер с двумя дамами. Одна из, них была Чернова.

Новосильцев приподнялся с места.

 — Забвение или раскаяние — спросил незнакомец. Владимир Дмитриевич смутился. От этого выбора зависало многое.

 — Раскаяние, ответил он.

Чернова подала ему руку, которая заметно дрожала. Они сделали один тур. Марья Пахомовна шепнула «довольно» и села. Новосильцев стал за её стулом, и, придерживаясь за спинку, только что хотел начать разговор, как чья-то тяжелая рука опустилась на его эполет. Он обернулся — перед ним стоял Николай Пахомович Чернов.

 — На два слова! — шепнул он Новосильцеву и повел его за собой в одну из боковых комнат. — Вы помните условия, на которых я простил вам ваш отказ от руки моей сестры?

Новосильцев потупился и пробормотал:

 — Бал имеет свои условия, основанные на законах приличия.

 — И я их соблюдаю, и не говорю вам подлеца — вслух!.. Завтра у вас будет мой родственник Кондратий Федорович Рылеев — благоволите передать ему: где, когда и на чем?

 — К вашим услугам!

 

Дуэль состоялась в шесть часов утра, 14-го сентября 1825 г., возле Выборгского шоссе, в местности, ныне известной под названием «Лесное». В то время вся площадь, занимаемая теперь густонаселенными Озерками, Удельным, Лесным, была покрыта сплошным лесом и вообще представляла дикую окраину столицы. На месте нынешней «Новосильцевской церкви» стояла грязная, чухонская корчма, крытая соломою.

Дуэль происходила на пистолетах. Выстрелы по сигналу одновременны.

Противники сошлись, по сигналу секунданта Рылеева, (известного поэта, погибшего на виселице за декабрьский бунт), на близкое расстояние и стреляли друг в друга почти в упор.

Кроме Рылеева секундантами были — известный декабрист Пестель и Николай Пражеций.

Чернов был убит наповал. Пуля Новосильцева пробила ему левый висок.

Новосильцев прожил несколько часов. Его перенесли в корчму — он в ней и умер.

Эта дуэль была последней в царствование Александра Павловича, и самой выдающейся по тому шуму, который она произвела во всех обществах Петербурга.

 

В 1838 году мать Новосильцева на месте корчмы соорудила церковь во имя св. Владимира и богадельню. Таким образом, это благотворительное учреждение своим существованием обязано печальному происшествию.

Деревянный дом, где была харчевня, в которой умер Новосильцев, перенесен был в сад богадельни Орлова-Новосильцева и цел до сих пор.

Место этой знаменитой дуэли отмечено. Оно находится при самом входе в парк Лесного корпуса. Два круглых гранитных камня, вроде жерновов, расставлены на дистанции, которую занимали противники во время поединка.

Утверждали, что ненависть к Новосильцеву в семье Черновых была так велика, что старик Чернов, благословляя сына Николая отомстить Владимиру Дмитриевичу, сказал ему:

 — Если ты будешь, убит, то следующий по старшинству брат твой будет стреляться с Новосильцевым, если он будет убит — пойдет третий и т. д. до самого младшего, пятого. Падет последит — я сам пойду: умру, или отомщу за всех вас!..

 

<-- Назад Вперёд-->

Оглавление

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ

 

Используются технологии uCoz