Ванька Каин. Исторический очерк. Д. Л. Мордовцев. 1876

Старая книга

старая книга - источник знаний
Это интересно

Полезные ссылки

книги

о книгах

карты


.

 

Ванька Каин. Исторический очерк. Д. Л. Мордовцев. 1876

На каких исторических эпохах и лицах останавливается народная память.  — Причины сопоставления в народной памяти имен Стеньки Разина, Гришки Отрепьева, Маринки-безбожницы, Ивашки Мазепы, Емельки Пугачева и Ваньки Каина.  —  Анаѳематствование, как источник укрепления в народной памяти некоторых исторических имен. — Каин — тип народного героя: как «удал добрый молодец» и как «несчастненький». — Жизнеописания Каина; число их изданий в прошлом и нынешнем веке. —  Ванька Каин — микрокосм деморализованного историею русского общества, как Дон-Кихот — микрокосм Испании с издыхающим рыцарством. — Происхождение Каина. — Маленького Ваньку привозят в Москву. — Жизнь его в барском доме, у гостиной сотни купца Филатьева. —  Начало развития воровских привычек в мальчике. —  Бегство из дома Филатьева. — Знакомство с Петром Камчаткою. — Нападение на дом попа-соседа. — Каин и Камчатка под Каменным мостом в воровском притоне. —  Различие между городскою «голытьбою» и «понизовою вольницею». — Каин вновь попадается в руки своего господина. Его привязывают вместе с медведем. Его наказывают. Каин произносит «слово и дело». — Каин в тайной канцелярии: допрос, донос на Филатьева и арест этого последнего. — Каина освобождают. — Новые его похождения: нападение на дом доктора Елвиха; погоня; бегство в Донской монастырь. — Нападение на дом придворного закройщика Рекса. — Встреча с первою возлюбленною Каина — с «Дуняшею». Новое нападение на дом Филатьева и Шубина. — «Дуняша замужем.

Все исторические народы, в силу законов нравственной преемственности, в большей или меньшей степени сохраняют память о прошедшем своей страны, о событиях, имевших роковое для нее значение, и о лицах, с именами которых связаны наиболее выдающиеся явления прошлого. Но, в этом случае, поражает одна неизменная черта у всех народов: народная память почти исключительно останавливается не на светлых рельефах прошлого, а на его тенях, и если классический грек почти всегда главным пунктом отправления для своей обыденной хронологии брал нашествие на Аттику персов или моровую язву, описанную Ѳукидидом, а римлянин мерил прожитые Римом эпохи от нашествия галлов и от спасения Рима гусями, то и русский народ, в разный эпохи своего существования брал началом своего летосчисления то «злую татарщину», то «лихолетье» начала XYII столетия, то московский пожар, то, наконец, «первую холеру» и т. д. Точно так и по отношению к выдающимся личностям, к более или менее крупным единицам из своего прошлого, народная память относится не менее своеобразно: она большею частью останавливается не на светлых личностях, которых общественная деятельность, или личные нерядовые качества, или слепое счастье, высоко поднимало над общим уровнем, но большею частью на личностях иного закала  — или на тех, которых воля, зло направленная, и память по себе оставила недобрую, или на тех, которые своими страданиями купили себе право на народную память, или же заслужили эпические когномены «несчастненьких».

Особенность эта до того присуща народной памяти, что если бы исторические народы не имели писанной истории, то устная народная история большею частью группировалась бы или вокруг нескольких событий, и непременно таких, которые поразили страну каким-нибудь особенным бедствием, или вокруг нескольких имен, которые страна могла бы лишь оплакивать. Из памяти народа временем вытравливается большею частью все, что приносило ему добро; но то, что приносило зло или само страдало, крепко заседает в народной памяти и не вытравливается ни временем, ни другими событиями: память эта иногда только переносит известные события из других эпох к своим почему-либо излюбленным личностям, и эти личности — не герои, не благодетели его, а какой-нибудь «вор Гаврюшенька» или «раз...сын комаринский мужик». В устной народной памяти почему-то еще удержались представления о Владимире и его богатырях, но все остальное, все, что проходило потом по русской земле, в течении многих столетий — все это вычеркнуто из устной народной истории, и удерживается почему-то один Мамай, нечто в роде народа

 


 

 

..........................................

...'.....

 
homecontact uscopyright |   |