ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ. К. ГЁРЦ. 1855.
  ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ. К. ГЁРЦ. 1855.

Старая книга

старая книга - источник знаний
Это интересно

Полезные ссылки

книги

о книгах

карты


.

 
Люди, биографии, воспоминания

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ



К. ГЁРЦ





Leonard de Vinci et son ecole, par A.F.Paris, 1855. 1 vol, in 80.

 

В истории искусства, может быть, нет задачи более трудной и требующей более многосторонних сведений, как изложение жизни и оценка произведений великих художников. Эта задача становится еще труднее, когда гений, составляющий предмет изложения, вращается творчески не в одной какой либо области, но обнимает все сферы искусства и создает бессмертные творения как в живописи, так и в архитектуре, и скульптуре. Такими великими личностями преимущественно была богата эпоха возрождения искусства в XV и XVI столетиях. Биограф Рафаэля и Микель-Анджело должен не только быть коротко знаком с политическою историей их времени, чтобы представить их жизнь в связи с эпохою, среди которой они действовали, но и, наглядно изучив все их произведения, должен быть в состоянии критически оценить их разнообразные создания, Моисея и купол св. Петра, Аѳиннскую школу и Страшный суд. Не говоря уже об этих требованиях, возлагаемых на него его собственною наукой, он для полного понимания таких произведений, должен сверх того еще быть знаком с богословскими воззрениями этой эпохи, с философскими ее учениями, преимущественно же с системами неоплатонистов, и наконец с поэтическою литературой Италии, потому что всем известно, какое огромное влияние производила поэзия Данта на творческий дух Микель Анджело.

Но в истории искусства эпохи возрождения есть личность, столь же чистая, возвышенная и грандиозная, которой полная биография, полное воссоздание, представляет еще более затруднений. Можно даже сказать, что препятствия эти непреодолимы. Для совершения этой задачи природа должна была бы во второй раз создать такую же многообъемлющую личность, которой оставались бы равно доступны и идеальная сфера искусства, и наука со всеми ее практическими приложениями. В памяти веков Леонардо да Винчи живет, как один из величайших живописцев, но современники смотрели на него совершенно иными глазами. Он был не только великий живописец: он был великий скульптор и архитектор, превосходный музыкант и поэт. Но этими артистическими способностями не мог удовольствоваться его всеобъемлющий ум: он был изумительный математик и механик; занимался астрономией, медициной и анатомией и обладал необычайными сведениями в гидравлике, в баллистике, в построении крепостей и проведении каналов. Если, с одной стороны его гений обнимал все сферы искусства и, можно сказать, первый стремился путем науки проникнуть во все тайны его, то с другой, он умел столь же глубоко погружаться в изучение природы, и сокровенные силы и проявления ее применят путем практики требованиям жизни. Это двойственное направление гения Леонардо да Винчи делает для нас невозможным полное воссоздание его личности, полное понимание ее и достойную оценку его всеобъемлющей деятельности в сферах искусства и науки. Одни из нас сведущи в деле искусства, другие посвятили всю жизнь изучению точных наук или практическому приложению их результатов. Где же найти достойного биографа, одаренного подобным же многосторонним гением, для изображения этой великой личности?

Но эти трудности, являющиеся сами собою перед каждым, кто взялся бы за решение этой задачи, неожиданно увеличиваются новыми препятствиями. Лучшие и важнейшие произведения Леонардо да Винчи уже несколько столетий тому назад погибли безвозвратно. Необходимо быть одаренным тонким критическим тактом, чтобы отделить немногочисленные и несомненные произведения его кисти от копий или картин, созданных по его рисункам или в духе его произведений. Кроме того, и эти немногие дошедшие до нас плоды его творческой деятельности рассеяны по отдаленным городам Европы. Чтобы познакомиться с ними, должно посетить Милан и Париж, Флоренцию и Лондон, и несмотря на все; эти усилия никому никогда не удастся сравнить их друг с другом и в одном месте изучить в них постепенное развитие художника. Все это должно быть совершенно в духе, в мысли, и память должна заменять место очей.

 


 

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ К. ГЁРЦ
13RUR

 

 
homecontact uscopyright |   |